Электронное голосование, скоростные лифты, сто этажей и стометровый Ленин: каким бы построили Дворец Советов в Москве

В рамках рубрики «Ревизия» «Электронекрасовка» делает тематические обзоры оцифрованных изданий. В очередном выпуске ревизия книг и статей о самом грандиозном и утопическом архитектурном проекте — Дворце Советов. На месте снесенного в 1935 году Храма Христа Спасителя должно было появиться здание из 100 этажей, высотой 495 метров, которое венчала бы стометровая статуя Ленина.

Дворец Советов СССР. Всесоюзный конкурс 1932 г.

Под ред. П.И. Антипова. 1933

В издании собраны материалы масштабного конкурса: подробные описания проектов и чертежи — а их было получено около трехсот. Можно узнать о требованиях комиссии и посмотреть, как выглядели творческие инициативы рабочих и заказанные иностранным архитекторам работы — например, функционалистский проект Ле Корбюзье.

О масштабах:

«Дворец Советов должен состоять из четырех основных групп помещений. Группа А заключает в себе большой зал Дворца на 15000 человек. <...> Группа Б состоит из малого зала на 5 900 чел. <...> Группа В заключает в себе 2 зала на 500 чел. и 2 зала на 200 чел. со служебными помещениями, всего по площади 2800 кв.м. Группа Г в 2000 кв.м, предназначенная для комендантского и хозяйственного управления Дворца. Общая площадь Дворца — 36800 кв.м.».

О предложениях рабочих кружков:

«Другой автор предлагает организовать Дворец Советов по образцу трактора, где «рулевое управление», «мотор» и другие части находятся в строгом соотношении и целесообразной зависимости друг от друга и составляют одно целое. Имеются предложения такого же характера на темы: «Домна Революции», «Паровой молот», «Несущийся паровоз», «Мировой маяк» и т.п.».

***

Первые проекты Дворца Советов

Д.С. «Строительство Москвы», № 8, 1931

Статья освещает результаты предварительного конкурса, проходившего с февраля по май 1931 года, — прежде всего, критикуя представленные проекты: каждый видится или нереалистичным, или трафаретным. Кроме того, под сомнение ставится и ясность задач, выдвинутых комиссией.

Можно узнать, почему современники не оценили первые проекты Бориса Иофана и Германа Красина, а несколько архитекторов предложили возвести дворец в виде крытого стадиона.

О проекте АСНОВЫ:

«Проект довольно подробно рассматривает движение демонстрантов, начиная с движения их через Красную площадь и около Дворца советов, и выдвигает вопрос о встрече демонстрантов всем составом съезда. Подняв зал на довольно значительную высоту, проектировщики заставляют демонстрации большую часть пути около Дворца советов потратить на подъем в зал по пандусам и выход из зала по другому мостообразному пандусу. Монументальность сооружения товарищи пытаются достигнуть проектированием куба со стороной в 90 м (!), но от этого куб остается только большим кубом, не становясь формой монументального зодческого искусства. То обстоятельство, что две стороны этого куба превращаются авторами в агитационно-пропагандные барельефы с фигурой Ленина, с таблицами и чертежами, не делает их еще элементами монументального оформления здания».

О проекте Розенблюма:

«Проектировщики предлагают соорудить отель и на крыше небольшой аэропорт, что приводит их к необходимости конструировать на большой высоте механизированную поворотную посадочную площадку, оборудовать здание специальными кранами для спуска машин, но ни в коей мере не обеспечивает действительной работы аэропорта, так как на эту площадку если и смогут садиться, то лишь геликоптеры и очень малые машины. Автор утверждает, что вид его проекта «несомненно несет на себе отпечаток индустриального расцвета страны».

***

Дворец Советов

«Советская архитектура», № 4, 1931

Описания трех проектов предварительного конкурса: работ архитекторов-рационалистов из объединений ВОПРА, АСНОВА и АРУ, бывших выпускников и преподавателей ВХУТЕМАСа.

Приводятся планы, чертежи и рисунки участников, а также их тезисы об идеологическом значении постройки. Статья поможет узнать о феномене бригадных коллективов и выдвинутых ими идеях.

О проекте бригады АРУ, основанной Николаем Ладовским (Н. Беседа, Г. Крутиков, В. Лавров, В. Попов):

«В противоположность сосредоточенной треугольной форме делегатского зала зал массовой группы имеет динамическую прямоугольную форму. Зал вмещает до 15 тыс. чел., приспособлен для приема и пропуска демонстраций и для развертывания массовых действий. Массовый зал является как бы крытым продолжением демонстрационной площади».

Проект ВОПРА (К. Алабян, А. Карра, A. Мордвинов):

«Центром композиции является здание главного зала съездов. Остальной комплекс зданий соподчинен ему. Остальные элементы выполняют роль композиционной подготовки, одновременно охватывая, ограничивая и тем самым организуя площадь. Ту же подготовительную композиционную роль выполняют постепенно поднимающиеся площади, соединенные между собою пандусами. Таким образом на самом высоком месте развернутой площади расположено здание съездов. К нему подводится зритель ритмичным нарастанием как площадей, так и зданий».

О проекте бригады АСНОВА (В. Балихин, П. Будо, М. Прохорова):

«В проекте бригады АСНОВА демонстрационная плоскость является главным элементом зала, определившим в основном и его форму. Демонстрационную плоскость представляет весь прямоугольник восточной стены зала шириной 90 и высотой 70 м. Вся плоскость расчленена на равные квадраты, из которых каждый представляет белый экран, а в сумме все 4-метровые экраны образуют единый экран. На этот гигантский экран в любой его части может быть спроектировано из пространства зала любое изображение нужной величины всеми существующими видами светопроекции».

«Единственным решением является устройство на месте Исторического музея и Охотного ряда системы параллельных пандусов, посредством которых является возможным, устраняя пересечение, пропустить через Красную пл. одновременно все 10 районов Москвы двумя встречными потоками».

***

Дворец Советов должен быть произведением большого искусства большевизма

Д. Михайлов. «Строительство Москвы», № 9, 1931

В статье автор последовательно рассматривает заявки закрытого конкурса — и не находит среди них подходящих с идеологической точки зрения. Михайлов критикует их «голый формализм», эклектизм и тенденции к реставрации старых стилей.

Можно понаблюдать за дискуссией о новом архитектурном облике города на примере «главного пролетарского здания».

«Так у Красина — Куцаева храмовые формы сочетаются с безвкусным конторско-трестовским зданием, у Щусева реставраторство уживается с небоскребностью американизма, а проект Б. Иофана вообще весь собран по кусочку: из одного стиля башня, из другого — двор и разворот построек, его замыкающих, из третьего — здание дворца и т.д.».

***

Архитектура Дворца Советов

Под ред. И.Г. Сушкевича. 1939

Сборник докладов, прозвучавших на V пленуме Союза советских архитекторов. Инженеры, скульпторы и художники рассказывают о подготовке к строительству.

В центре — обсуждение конструкции будущего Дворца, интерьера и оформления.

Фойе «Конституции» — эскиз 

Из доклада инженера Красина:

«Каркас высотной части не имеет прецедентов в мировой практике как по массивности отдельных частей, так и по сложности приемов расчета. Для изготовления этой части каркаса представилось необходимым прибегнуть к новой марке стали повышенной прочности, легированной добавкой хрома и меди (сталь марки ДС). Прочность этой стали на 30–40% выше нормальной мостовой стали марки 3».

Схема металлического каркаса дворца

Скульптор Сергей Меркулов о доминанте постройки — 100-метровой статуе Ленина:

«Чтобы иметь полное представление о величине статуи, я приведу вам такие данные: собор Петра в Риме имеет высоту в 143 м, Эйфелева башня — 300 м, колокольня Ивана Великого 97 м. Это значит, что венчающая статуя Дворца Советов будет на 3 м выше колокольни Ивана Великого. <...> Голова статуи будет иметь величину пятиэтажного здания — разрез этой головы 32 м, — и фактически это уже архитектурная форма».

***

Серия заметок о проблемах строительства Дворца Советов

«Строительство Москвы», № 2, 1939

Обозначив градостроительный пафос третьей пятилетки в предисловии, редакция журнала публикует ряд материалов о ходе строительства Дворца Советов — в тот момент был заложен фундамент будущего здания.

Здесь можно найти замечания архитекторов Бориса Иофана и Владимира Гельфрейха, инженеров А. Чекалина и Д. Санина, а также профессора Трубникова.

Архитекторы Б. Иофан и В. Гельфрейх о живописном оформлении:

«По заданию строительства Дворца в лаборатории отделочных работ Всесоюзной академии архитектуры уже работают над изучением рецептуры и техники энкаустической живописи. Там же изготовляются экспериментальные образцы фресок по сырой штукатурке и на различных грунтах, различные виды сграффито и штукатурные инкрустации, сочетания рельефа с фреской и сграффито и т.п.».

Инженер Д.В. Санин об облицовке Дворца:

«Авторы проекта настаивали на применении для облицовки Дворца Советов гранита светлых тонов и окраски.

Основным поставщиком гранитов является Украина. Однако, наряду с богатым разнообразием ее гранитных пород, палитра тонов в них ограничена незначительными переходами от серых к черным и от грязно-розовых до мясисто-красных оттенков. Эти обстоятельства вынудили контору художественной облицовки при Управлении строительства организовать поиски светлых силикатных пород по всей территории Советского Союза».

***

Дворец Советов

Н.С. Атаров, 1940

Прозаик Николай Атаров первым обобщил все этапы разработки проекта: от идеи строительства до планов оформления зала «Сталинской конституции» и устройства автоматических дверей.

В популяризаторской, но увлекательной книге Атаров рассказывает о Дворце через исторические параллели — сравнивая его то с нью-йоркскими небоскребами, то с египетскими пирамидами.

Книга поможет узнать об архитектурных и инженерных задачах, над которыми трудились мастера, и о том, какие технические новинки разрабатывались специально для постройки.

Зал сталинской конституции

«Из этажа в этаж вас несут бесшумные эскалаторы. Пневматическая почта соединяет все части Дворца. Скоростные лифты стремятся вверх и вниз в пилонах фасада. В этих лифтах помещаются по 20–30 человек. Они совершают рейс со скоростью 5 метров в секунду.

На самую верхнюю террасу в подножии статуи вы попадаете через три минуты после того, как вошли в лифт».

***

Стальной каркас Дворца Советов

В.Н. Насонов, А.В. Геммерлинг. «Строительство Москвы», № 2, 1939

Статья инженеров Дворца Советов о технических аспектах «скелета» здания — несущего каркаса, для которого была разработана специальная марка стали «ДС». Можно узнать, как производились расчеты и с какими сложностями сталкивались проектировщики.

Каркас, чертеж

«Собственный вес одной только высотной части, без веса амфитеатра, составляет примерно 660 тыс.т. Вес стального каркаса всего здания Дворца, включая высотную часть, статую Ленина, стилобат с Малым залом, составляет, по предварительным подсчетам, 306 тыс.т.».

***

Дворец Советов и творческая самодеятельность трудящихся

Н. Беккер. «Советская архитектура», № 2–3, 1932

В статье Н. Беккер обозревает и категоризирует предложенные инженерные решения.

«Особый интерес» для автора представляют кажущиеся довольно футуристичными идеи: например, автоматически складывающийся в пол стул или система «электронного» голосования.

«Электромонтер Павлов предлагает им изобретенную, усовершенствованную систему голосования посредством электрического соединения стула делегата с президиумом. Металлическая пластинка, вытянутая из стула голосующего, автоматически фиксирует его голос и таким образом общее число голосов одновременно подсчитывается в счетчике, на столе президиума».

«Е.Е. Горин, изобретатель (слепой), предлагает фотодиапозитивы крупных размеров с портретом вождей или соответствующей революционной тематикой. Диапозитивы просвечиваются естественным или искусственным светом».

***

Стахановцы строительства Дворца Советов

И.М. Левченко. «Строительство Москвы», № 2, 1939

Колонка начальника пропаганды строительства Дворца Советов Левченко, где своим опытом делятся участвующие в проекте инженеры и рабочие.

Левченко коротко описывает биографию стахановцев Ивана Шептуна и Александра Лопатникова, объем ежедневной работы и доходы, а также показывает производственные карты тех лет.

«За последнее время бригада т. Шептуна добилась укладки бетона по 72 м3 на человека при норме в 24 м3, при отличном качестве работы».

«В часы интенсивной работы т. Лопатников практикует в каждом цикле совмещение двух и трех операций, сокращая тем самым общую продолжительность цикла и лишние движения. Он сконструировал рычажно-тяговый механизм для открывания днища ковша на экскаваторе «ППГ», радиусный футомер для кранов «Индустриал», саморазгружающуюся бадью, клапан травления в регуляторе для быстрого спуска груза, масленку «Пушка» для смазки цилиндров паровой машины».

***

Владимир Алексеевич Щуко. Мастера советской архитектуры

С.А. Кауфман, 1946

Биография известного советского зодчего, одного из создателей сталинской архитектуры. В 1931 году Щуко в соавторстве с Владимиром Гельфрейхом представил план Дворца Советов.

Щуко участвовал в доработке принятого проекта Бориса Иофана. Вместе с Гельфрейхом и Львом Ильиным разработал план перепланировки центра Москвы — строительства одноименного проспекта и площади, двух магистральных улиц, идущих до Лужников, а также Большого Каменного моста, который должен был переходить в будущую площадь перед Дворцом.

В книге можно найти рисунки Щуко из итальянской поездки 1934 года, сопровождавшие поиск «нового советского стиля».

***

Дворец Советов в путеводителях

Кадры из фильма «Новая Москва». Режиссер Александр Медведкин. 1938 год

Еще до возведения Дворца все знали, как он будет выглядеть: здание изображали на открытках, картах города и даже в кино — «Новой Москве» Медведкина. Описания можно встретить и в путеводителях по городу.

Осмотр Москвы: путеводитель

В.Л. Длугач, П.А. Португалов, 1938

В книге находим тринадцать пешеходных маршрутов по городу. В первом из них авторы, перемещаясь от Боровицкой башни к Софийской набережной, останавливаются у будущего Дворца Советов:

«К главному входу ведет парадная лестница шириной в 113 м (несколько меньше, чем ширина площади Свердлова в Москве). С верхней площадки этой лестницы и из галереи главного входа откроются прекрасные виды на Кремль, на проспект Дворца Советов по направлению к площади Свердлова и на Москва-реку с ее новыми мостами и гранитными набережными».

Путеводитель по Москва-реке

Е. Сим, 1937

Е. Сим предлагает исследовать Москву через историю ее главной реки и совершить три водные прогулки. По пути от Дома правительства до Коломенского он увлеченно описывает развернувшуюся на Волхонке стройку и рассказывает об истории этого места:

«Храм (Христа Спасителя — прим.) представлял собой богатую, но безвкусную подделку под храмы древней Руси и Византии. Около храма, на прекрасной, многоярусной набережной был воздвигнут тяжеловесный и бездарный памятник Александру III, около которого дежурили старики-гренадеры в огромных медвежьих шапках».

«Один американский писатель едко заметил, что красотой небоскребов могут любоваться лишь авиаторы и... ангелы, так беспорядочно и скученно застроены современные большие города. Дворец советов, окаймленный рекой и широчайшей площадью, будет доступен обозрению со всех сторон. За 30–50 км будет виден он, как грандиозный маяк социалистического города, увенчанный фигурой величайшего гения человечества».

Больше про книги и интересные находки вы найдёте в telegram-канале «Электронекрасовка» (@electronekrasovka) и в наших пабликах в Facebook и «ВКонтакте». Подписывайтесь!

Подготовила Валерия Фоменко